О журнале    Авторам    Реклама    Распространение    Избранное    События    Контакты    NEW! Проекты 
Журнал световых решений ИЛЛЮМИНАТОР: Свет меняет качество!
Русский
English


В номере Архив номеров
Иллюминатор - журнал световых решений :: ГОРОД МЫСЛИМЫЙ И МЫСЛЯЩИЙ ::
Новости
Форум
Получить журнал
График выхода
Каталог компаний
Работа
Регистрация
Семинары
 
 
Логин:
Пароль:
 
Новый пользователь
Забыл пароль

 
 
 
Расширенный поиск

Сделать стартовой
Добавить в избранное
На главную



Rambler's Top100

ГОРОД МЫСЛИМЫЙ И МЫСЛЯЩИЙ

Новости светового рынка

Номер журнала: 3(11)-2004
Рубрика: Архитектурное освещение
Автор статьи: Николай Щепетков

Известные специалисты утверждают, что роль света как вечного, но всегда современного материала «строительства» художественных образов в зодчестве и ваянии явно недооценена теоретиками этих профессий. Между тем, искусство освещения всегда было и остается авангардным течением в архитектуре и урбанизме, одним из путей, ведущих человека от эстетики материального к эстетике духовного. Авторы большинства проектов, связанных с освещением ночного города и его архитектурно-пространственной среды, стремились и стремятся воспроизводить, насколько это возможно, основные принципы природного освещения. Подход вполне традиционный, но едва ли единственный.

Наше отношение к свету, наше пространственное поведение радикально отличаются от стереотипов, существовавших в XIX–XX веках. Сказывается ли это на миссии архитектора-светодизайнера, вынашивающего в глубине души образ города XXI века?

ВЧЕРА

Архитектурные формы всегда создавались под прямым влиянием природного света, пропускаемого в силу функциональной необходимости в помещения, размеры которых лимитировались конструктивно-строительными возможностями. Диалог этих начал, света и строительного материала, породил широкое разнообразие форм – от «продырявленных» куполов и сводов, от ярусно-ступенчатых римских и христианских базилик с окнами на каждом ярусе (чтобы осветить все нефы, все темное «нутро» здания) до полностью остекленных современных гигантских объектов с эффектом их зрительной дематериализации и «растворения» в окружающем пейзаже.

Зрительные оценки являются основой эстетических суждений об архитектуре. Эти оценки возможны лишь при наличии освещения и зависят не только от параметров материально-пространственных форм архитектуры, но и от количества и качества света, а в темноте – в решающей степени именно от него. Между тем, в архитектурных теориях о свете и его влиянии на функциональные и художественные достоинства архитектуры упоминается редко и бегло. С точки зрения точных наук такие теории не выдерживают критики. Может, поэтому одни специалисты, увидев объект (тот же Парфенон) в солнечный день, считают его шедевром, а другие в пасмурный день оценят его как невыразительный, заурядный и будут иметь для этого серьезные основания. Даже такой феномен человеческого мозга, как константность зрительного восприятия не всегда способен нивелировать разницу в эмоциональной оценке световой среды при солнце и без него, а тем более при естественном и искусственном освещении.

Есть ли смысл противопоставлять свет традиционным архитектурно-строительным материалам – камню, дереву, металлу, стеклу? Ведь сам он является своеобразным формообразующим началом – вечным, связующим эпохи и стили, всегда современным средством создания выразительных качеств среды, конструирования световых образов архитектурных объектов. В этой связи термин «световая архитектура», появившийся в начале ХХ века (хотя применительно к природному свету она существовала всегда), столь же правомочен, как термин «каменная» или «деревянная» архитектура.

Более того, свет в архитектуре – нечто большее, чем материал. Это выражение творческого мировоззрения, опирающегося на убежденность в том, что естественный и искусственный светоцвет – не маргинальная область архитектуры, а ее неотъемлемая часть, ее душа, то «четвертое измерение», без которого невозможно сопереживание в искусстве.

Уместно было бы заметить, что история и теория света в архитектуре еще не написаны. А ведь вполне возможно, что они откроют даже более важные явления и законы, чем история пространства, ставшая в ХХ веке основным содержанием современной архитектуры.

СЕГОДНЯ

В последнее время профессиональную деятельность по проектированию освещения, особенно искусственного, все чаще называют световым дизайном. В России с 1996 года по этой номинации даже вручают Государственную и иные премии – во многом благодаря активной пропаганде нового направления в искусстве, проводимой президентом Союза дизайнеров РФ Ю.В. Назаровым. Архитекторы, их творческий союз и академия в этой области, к сожалению, весьма консервативны. Довольно актуальной становится проблема подготовки соответствующих кадров, которые могли бы получить фундаментальную архитектурно-художественную подготовку и достаточные знания в области светотехники. Воспитание у студентов чувства света, подобного чувству пропорций, является сейчас одной из сверхзадач педагогической деятельности в области архитектуры. Отдельные шаги в этом направлении предпринимаются в МЭИ, МАРХИ, в региональных архитектурно-дизайнерских школах, но это именно «отдельные шаги». Между тем в ряде стран новая профессия давно и прочно «стоит на ногах» (concepteur lumiere – световой концептуалист во Франции, lighting designer – светодизайнер в США и Англии).

Во многих странах мира светодизайнеры и светохудожники представляют самые разные направления в искусстве и архитектуре – «кинетизм», «люминизм», «светомузыка», «неоновое искусство» и аналогичные им. Некоторые исследователи рассматривают эксперименты авторов с искусственным светом как часть электронных медиа-средств, динамично завоевывающих жизненное пространство, «атакующих» методологическую базу традиционной архитектуры и диктующих ей свою «нематериальную цветовую поэзию света». Эти тенденции приводят нас к «медиа-архитектуре» с новыми медиа-технологиями и новыми концепциями пространства и времени, которые, в свою очередь, активно формируют образ мышления людей XXI века – по некоторым прогнозам, «века света» в архитектуре.

Да и сама архитектура становится все более «думающей», эмоциональной, реагирующей на воздействия природной среды и человека. Ставятся вопросы о создании стиля освещения и, в связи с масштабностью новых проблем, о «культуре света» или «световой культуре» (аналогично музыкальной и художественной) как важной гуманистической, экологической и эстетической составляющей понятия «качество жизни».

Искусственный свет становится активным «реинтепретатором» как архитектуры, так и окружающей среды в целом. «Реинтерпретация» заключается в том, что рукотворный и управляемый по всем параметрам искусственный свет может создавать самые разные зрительные образы объектов и среды. Но следует иметь в виду два возможных (и принципиально разных) подхода к процессу создания этих образов:
- первый – стремление к ассоциативному подобию дневного образа как архетипа;
- второй – установка на создание нового, специфически ночного, «альтернативного контробраза», прототипов которого в природе не существует.

Первый подход традиционен и вполне приемлем для отдельных общеизвестных и достопримечательных объектов (прежде всего памятников архитектуры). Однако причислить его к высокому искусству освещения можно лишь с оговорками, ибо творческая, тем более радикальная интерпретация дневного образа не является его задачей. Искусственный свет в таких случаях призван по возможности документально воспроизвести основные принципы природного освещения, когда, например, в свете прожекторов стены здания остаются светлыми, а окна темными, пластические детали отбрасывают узнаваемые (как в солнечный день) тени и т.п. При этом речь идет об отдельных, как бы вырванных из урбанистического контекста фасадах. А контекстом является заполнившая небосвод и городские пространства «космическая» тьма. Множество бессильных перед ней источников искусственного света создают в приземном слое цепочку светопространств, в пределах которых передвигаются люди.

Поэтому говорить о возможности создания в ночном городе архитектурно-пространственной среды, ассоциативно подобной дневной, не приходится – по образу это всегда ее искусственный негатив, трансформированный в той или иной степени и, конечно же, по сравнению с естественным позитивом, производящий более драматичный, театрализованный эффект. А по способу это именно реинтерпретация дневного позитива.

Второй способ образной интерпретации ночных объектов в масштабах города и его ансамблей средствами искусственного света – создание их оригинальных «контробразов». В конечном счете он более правдив и творчески перспективен, особенно для новых, проектируемых и строящихся зданий и сооружений, в структуре которых система искусственного освещения должна стать органичным звеном конструктивно-пластических элементов. Кроме того, эта система способна создавать отсутствующие днем, но эмоционально выразительные виртуальные элементы, в частности статические и динамические, монохромные и разноцветные лучи, пучки, пятна света, световые рисунки и формы. Этим уже широко и с неизменным успехом пользуются на своих сценах и аренах рок-группы, театр и цирк, а в городах – постановщики грандиозных световых шоу и спектаклей «Звук и Свет».

Между первым и вторым подходами к образной интерпретации архитектурной и природной среды существует множество промежуточных решений. Они-то и преобладают в дизайнерских проектах и реализациях.

Так, благодаря научно-технологическому прогрессу в светотехнике, растущим запросам общества, новым творческим тенденциям в архитектуре, дизайне и искусствах, связанных с визуальным восприятием (светоцветом, светокинетикой, светозвуком), вырисовывается новая, грандиозная и захватывающая сфера профессиональной деятельности, ставящая своей задачей создание «параллельного» (альтернативного дневному) визуально-образного мира. Эта сфера деятельности в дальнейшем может иметь столько же «ветвей», сколько сегодня их имеет «древо» традиционной «дневной» архитектуры.

ЗАВТРА

Начавшийся XXI век уже называют веком информационных технологий, в котором, по некоторым прогнозам, зодчество на основе компьютеризации трансформируется в медиа-, или «мыслящую», «разумную», архитектуру. Появится новая архитектурная эстетика вместе с медиа-хайтеком, новыми экологическими аспектами и цифровыми формами искусства, а медиа-архитектура станет мультимедийной, имеющей множество измерений. В этой ситуации свет, световая информация и световые образы будут играть все более важную роль гуманизации, персонификации и «оживления» архитектуры, предоставляя людям возможность свободного общения, самовыражения и создавая неведомый современному человеку визуальный мир (а вместе с аудио-, аэро-, термо-, кинетическими и другими средствами – новую виртуальную реальность).

В этом направлении уже экспериментируют многие архитекторы, дизайнеры, художники, философы, предлагая совершенно новые модели архитектуры – «относительной», «эмоциональной», «жидкой», «диалоговой», «бесконечной», «нематериальной» и т.п. Деталями архитектуры XXI века будут голографии и лазерные изображения на фасадах, отражающие внутреннюю жизнь зданий, а в городских пространствах – жизнь подземных сооружений (метро, музеев, супермаркетов) или состояние погоды и экологии в городе. Привычными станут большие светопроекции на объектах с портретами горожан, расширяющие возможности индивидуальных и социальных взаимоотношений (в том числе способом телеприсутствия человека в городе). В городской среде появятся традиционные элементы интерьера, придающие ей домашний уют (световые камины, телеэкраны, люстры и торшеры), возникнут осветительные устройства для монументов, малых форм и пейзажных уголков, реагирующие на присутствие пешехода или управляемые ручным пультом.

Массивные фасады зданий могут быть заменены медиа-фасадами, т.е. структурами из нескольких слоев с мембранообразной оболочкой, или поверхностями, излучающими разноспектральный свет за счет разных видов люминесценции. Они могут превращаться в интерактивные кибернетические скульптуры, орнаментировать здания образами, текстами, творениями экспрессивного искусства или же выполнять разнообразные функции информационной памяти, сохранения и/или генерации энергии.

Свет во всех случаях изменяет архитектонический смысл, предусматривает новый волнующий опыт, новые связи между зданиями, городским контекстом и людьми, создает новое динамическое ощущение пространства как своего рода резонирующего тела, в котором гравитация как бы теряет свою привычную силу.

Еще одно обстоятельство повышает значимость городской среды в реальной жизни. Технологическая революция делает необязательным существующее пространственное разделение функций жилья и труда: все большая часть работающего населения планеты выполняет свои обязанности за персональным компьютером в собственном жилище. В связи с этим становятся особо актуальными проблемы социального общения людей и борьбы с гиподинамией, решаемые в том числе и путем «выманивания» человека на природу, в благоустроенную и привлекательную городскую среду, ибо эта среда предоставляет невозможные для помещения светопространственные зрительно-образные, аудио- и кинестетические впечатления с положительным эмоциональным потенциалом.

Здесь же отметим, что объективно присущая искусственному освещению театрализация вечерней городской среды сегодня (и еще в большей степени в будущем) ставит психологическую и творческую проблему допустимой степени этой театрализации и виртуализации в конкретной градостроительной ситуации. Ведь возможности реализации этих задач непрерывно возрастают с развитием свето-, аудио-, кинетических медиа- и компьютерных технологий, а возможности психики человека в этом отношении совершенно не изучены.

В недалеком будущем города смогут освещаться не только традиционно, т.е. наземными установками электрического света, но и устройствами «небесного» света – искусственного по своей природе или по способу получения. Во-первых, это использование сверхмощных источников электрического света, поднятых на большую высоту с помощью специальных средств. В СССР еще в 70-е годы был разработан проект дирижабля для Крайнего Севера, который мог стать ветровой электростанцией и осветительной установкой, снабженной созданными в те годы ксеноновыми лампами «Сириус» мощностью 50–100 кВт.

Еще раньше американский инженер Б. Фуллер создал проект перекрытия огромным прозрачным куполом (диаметром 3,5 км) центральной части Манхэттена в Нью-Йорке для создания искусственного микроклимата, где неизменно пришлось бы решать и задачи световой среды приемами «небесного» света. Мощные электрические источники подразумевались и изобретались во многих популярных в ту эпоху футуристических проектах «пространственного градостроительства». Особенно преуспел в решении визуальных проблем в проектах кибернетических городов будущего франко-бельгийский художник Н. Шеффер. Он мечтал о создании архитектуры-зрелища в городах труда и отдыха с центрами стимуляции и расслабления, осуществляемого «выравниванием, преобразованием и пульсацией» освещения, с движущимися скульптурами – шагающими, танцующими и даже летающими (светящиеся скульптуры-спутники). В его проектах мощные пучки света прожекторов, установленных на высоких башенных зданиях, образовывали «космический» световой калейдоскоп над городом или создавали на фасадах доминантных зданий световой спектакль с помощью проекционных изображений, транслируемых из светодинамической башни.

Помимо использования вознесшихся к небу мощных источников света, возможно, мы станем свидетелями освещения ночных городов солнечным светом, отраженным от гигантских пленочных, развертывающихся в космосе зеркал-спутников, выведенных на высокую орбиту и двигающихся с той же угловой скоростью, что и Земля, а значит, неподвижно висящих над городом в виде множества «искусственных лун». По расчетам ученых СССР и США 60–70 годов, эти «луны» могли бы освещать территорию до 80–90 тыс. км2. Ученые МГУ считали, что такие источники света могли бы создавать освещенность до 19 лк. У нас это был проект для Заполярья, у американцев – для ведения ночных военных действий во Вьетнаме (управляемый спутник с отражателем, яркость которого в 1,7 раза превышает яркость Луны). Первый и пока единственный успешный эксперимент вывода на орбиту спутника с зеркальным пленочным отражателем диаметром 25 метров был осуществлен Россией в феврале 1993 года. Тогда на земной поверхности был зафиксирован уровень создаваемой им освещенности в одну «лунетту» (0,2 лк). Пятно на земле имело диаметр около 5 км и мчалось по ней со скоростью 8 км в секунду. В планах наших ученых – появление «солокрафтов» (космических кораблей с «солнечным парусом» диаметром около 200 метров), которые создадут освещенность в зоне «земного зайчика» около 10 «лунетт». Между прочим, именно такова сегодня норма средней освещенности на пешеходных дорожках в жилых микрорайонах, парках и скверах. Кроме того, в 70-е годы в СССР был предложен проект искусственного «северного сияния», создаваемого путем ионизации атмосферы в требующих освещения районах. Можно лишь приблизительно предполагать, какое впечатление произведет на человека космический масштаб подобных осветительных установок, как изменит он восприятие пространства и общее представление о нем.

ВСЕГДА

Проблема нового, еще не изведанного человеком ощущения пространства, равно как и само понятие «пространство», очень важное для профессии архитектора, оказываются тесно связанными с развитием средств и приемов освещения. По осветительным установкам можно безошибочно судить о времени строительства объекта, о техническом прогрессе, об уровне общей и профессиональной культуры. «Нематериальный» свет в архитектуре дает возможность свободного использования и выражения трансцендентальных ценностей и религиозных чувств людей. Через зрение, невозможное без света, человек получает 85% информации об окружающем мире. Эта информация определяет пространственное поведение человека. В некоторых созданных освещением ситуациях и вызываемых ими состояниях человек может ощущать себя частью космического светового ритуала или действа. Свет при этом будет восприниматься как главная сила жизни, как ее душа, что позволит человеку примирить созданную им архитектуру с природой…



Оставить отзыв в форуме ...

Узнать, где можно получить журнал, Вы сможете здесь ...



Добавить компанию в каталог :: Разместить Вашу новость на сайте :: Учетная запись :: Выход

Центр Светодизайна
18.02.2011

ЦЕНТР CВЕТОДИЗАЙНА завершил проект подсветки нового дома приёмов Президента РФ в подмосковных Горках-9

В интерьерном освещении дома приёмов применены осветительные приборы и источники света последнего поколения.
14.09.2010

Освещение фасада и ландшафтное освещение Luxury Village (Барвиха)

Концепция освещения, разработанная специалистами Центра Светодизайна для Luxury Village, имеет два уровня светового планирования: создание общего светокомпозиционного решения и комфортной визуальной среды. Светокомпозиционное решение объединят все архитектурные объекты в единое целое и имеет несколько составляющих: световые доминанты, которыми выступают мосты и площади, и фоновые элементы - фасады и мощение, первичные акценты - витрины и подсвеченные вывески, и вторичные акценты - выносные витрины и покеты, а также дополнительное освещение парковочных зон и деревьев вдоль парковок.
16.07.2010

Сосновый бор. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Ландшафтная подсветка выполнена с минимумом оборудования (декоративных фонарей), в качестве основного приёма освещения выбрана подсветка с деревьев. Применено сочетание галогенного и светодиодного света в тёплой цветовой гамме.
16.07.2010

Новахово. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Применены диммируемые галогенные и светодиодные лампы, позволяющие создать разные световые сценарии для дежурного, повседневного и праздничного режимов освещения.
16.07.2010

Дубровка. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Современная частная архитектура требует продуманных решений и нетрадиционных приёмов освещения. Часто ключ к решению лежит во взаимодействии внутреннего и наружного освещения.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Освещение кабинета Президента РФ

Интерьерное освещение.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Конференц-зал.

Интерьерное освещение.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Переговорная в расширенном составе.

...
12.07.2010

Сочи. Олимпиада 2014.

Освещение олимпийского парка, кроме решения функциональных и архитектурно-художественных задач, носит яркий событийный характер. Динамичный таймлайн двухнедельного олимпийского марафона, расписанный буквально по минутам, непосредственно определяет с...
12.07.2010

Лазурный берег Франции

Ландшафт частного владения на средиземноморской ривьере – живописное сочетание сезонной и вечнозелёной растительности, открытой поляны и тенистого сада, каменистых дорожек и ручья с прозрачной водой.
12.07.2010

Сочи. Красная Поляна. Царский ручей.

Буквально «вертикальный» рельеф, скалы и достойная дендрария растительность, бушующий поток воды – редкостные для России, но вполне типичные для Красной поляны декорации для ландшафтной подсветки. Безусловно, сюда нужно добавить прозрачный, «бриллиан...
16.02.2011

Cоздание индивидуального светового решения для загородного дома и сада заказчика

Создание сайта: Веб-студия NT-Design