О журнале    Авторам    Реклама    Распространение    Избранное    События    Контакты    NEW! Проекты 
Журнал световых решений ИЛЛЮМИНАТОР: Свет меняет качество!
Русский
English


В номере Архив номеров
Иллюминатор - журнал световых решений :: Новым курсом :: свет, художник по свету, осветитель, освещение, светотехника, светильник, фонарь, светодизайнер
Новости
Форум
Получить журнал
График выхода
Каталог компаний
Работа
Регистрация
Семинары
 
 
Логин:
Пароль:
 
Новый пользователь
Забыл пароль

 
 
 
Расширенный поиск

Сделать стартовой
Добавить в избранное
На главную



Rambler's Top100

Новым курсом

Новости светового рынка

Номер журнала: 5(19)-2005
Рубрика: Профессия - светодизайнер
Автор статьи: Елена Борисова
При участии: Михаил Фергус

Новым курсом

Одна из проблем российского театра художником по свету и осветителем, считает главный художник по свету Мариинского театра Владимир Лукасевич.

То, что художник по свету — это не человек, знающий досконально только светотехнику, Владимиру Лукасевичу стало понятно через несколько лет после начала работы в театре. Поэтому он и его приятель Михаил Миклер, ныне главный художник по свету Малого оперного театра, пришли на постановочный факультет Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК) в 1977 году и попросили учить их по программе, которую сами для себя и составили. К общим предметам, традиционным для художников–постановщиков, они добавили теорию цвета, электронику, физиологию зрения, психологию восприятия, которых раньше вовсе не было на этом факультете. Теперь этому и многому другому будут учить на новом курсе постановочного факультета в Театральной академии. На курсе «Художник по свету», созданном по инициативе Лукасевича и зав. кафедрой постановочного факультета В. М. Шеповалова.

Чужие ошибки

Художник по свету создает свою «роль света» в спектакле, которая в теории должна (как и все другие составляющие «роли») заставить зрителя и плакать, и смеяться, собственно чему и служит театр в целом. Как, в самом деле, вы заставите зрителя плакать, если не знаете, как нажать на его слезные железы, если вы не знакомы с психологией восприятия? Есть физиология зрения, например закон темновой адаптации. Как сделать перемену при «вырубке» на сцене, чтобы ее не заметил зритель? Возможно, просто погасить свет, но будет недостаточно, поскольку полной темноты в театре не бывает — ведь есть оркестровая яма, светильники аварийного выхода и пр. Может, правильнее в этом случае адаптировать зрение аудитории на какую–то повышенную яркость, чтобы продлить ощущение «темноты» у зрителя, до наступления темновой адаптации. Это вполне реальные инструменты... А если вы не хотите полной темноты, а хотите такое состояние, при котором зритель видит то, что необходимо по действию, но не то, что вам хотелось скрыть? Конечно, можно долго упражняться опытным путем, выискивая, до какой степени, на какую яркость и на какое время нужно адаптировать зрение зрителя, а можно просто знать, как работает кривая адаптации... Ну, а психология восприятия цвета — уходит далеко в историю, корни которой вы найдете и в тибетской философии, и буддистской культуре. Древний индийский театр, например. Когда в индийском театре опускался задник определенного цвета, скажем, зеленого, зритель сразу понимал, что речь идет о тоске. Это был и символ, и знак зрителю. Ну, и так далее. Такие вещи, конечно, необходимо знать и понимать изначально. Для чего и нужно фундаментальное образование — чтобы каждый раз не начинать с нуля, любимым нашим методом собственных проб и ошибок.

К сожалению, в России не было школы, где был бы собран в одном месте весь объем знаний, необходимый современному художнику по свету. Всегда была передача ремесла от мастера к ученику. Но мастера, такие как Климовский, Кутиков, Дягилев, Драпкин, Синячевский, Барков, Волков, Симонов, работавшие в пятидесятые–семидесятые, всегда говорили: «Смотри, как делаю я, — и учись». Естественно, поэтому они оставили мало учеников. И сегодня, наверное, было бы правильно сказать, что в большинстве своем все нынешние российские художники по свету — самоучки. Опираясь лишь на собственный опыт и интуицию, они снова и снова начинают с того же нуля, с которого начинало предыдущее поколение. В этом и состоит суть понятия «школа профессии» — она аккумулирует проделанный опыт.

Мариинский театр На ежегодных семинарах для российских художников по свету Лукасевичу не раз приходилось слышать о практике работы в некоторых театрах, совершенно немыслимой в работе художника по свету: «А у нас в театре режиссер говорит: "Этот фонарь зафильтруйте красным! Этот — зеленым! Направьте сюда, я сказал! А этот — туда! Делайте, как я сказал..."».

— Это то, что я бы назвал работой осветителя, — осветим там, где скажут.

Современный театр так работать не сможет. Подобного рода практика устарела лет сто назад, и это, конечно, рудименты театра XIX века. Но к удивлению, в достаточно большом количестве мест благополучно существует. Возможно, это связано с тем, что наши режиссеры и художники традиционно получают недостаточное образование в вопросах «сценографии» и света и как люди малообразованные убеждены, что «знают все». Проблема, конечно, двусторонняя. Недостаточное образование с обеих сторон порождает ситуации взаимного недоверия, когда постановщик не верит в творческий потенциал художника по свету, художник по светусветит, куда скажут, тем самым изначально обедняя создаваемое произведение.

Никто, конечно, не спорит: режиссер–постановщик — создатель и генератор идеи и концепции спектакля в целом. Но не вопрос режиссера — какой фонарь куда направить. У режиссера другие задачи — заниматься актерами, мизансценой и так далее. Вопрос в том, что художник по свету работает с режиссером изначально, когда замысел еще формируется, до того, как спектакль начинают репетировать на сцене. К моменту выхода на сцену у художника должно быть готово все. Абсолютно все для репетиций, где проверяется и выверяется «роль света», в той же степени, как и любая актерская роль. Придумывать уже поздно. То есть он должен родить партитуру света, ложащуюся на концепцию спектакля, выношенную вместе с режиссером. Построить свое собственное произведение — создать светоцветовую гамму, гармонирующую не только с костюмами и декорациями, но и с характерами персонажей, и с музыкой, и всем остальным. Словом, он должен сделать собственную точную и эстетически выверенную работу, отработать партитуру освещения. В противном случае получаются полудоделанные спектакли — «произведения». По мнению Лукасевича, одна из проблем российского театра заключается в том, что у нас очень часто не различают: что такое художник по свету и что такое осветитель, который по просьбе постановщика осветит актера — «чтобы было видно», и декорации — «чтобы было красиво».

Стандарт образования

Толчком для начала работы по открытию в Театральной академии курса «Художник по свету» стало приглашение Владимира в Университет штата Коннектикут прочесть лекции по истории предмета в России. Американцам, кстати, занимающимся профессиональным обучением художников по свету с 1936 года, показался интересным российский опыт. А Владимир, в свою очередь, позавидовал тому, как у них устроено обучение. Ведь на драматическом факультете университета — четыре собственных, отлично оборудованных театра, в которых ставится по 6–8 полноценных спектаклей в год, силами всех студентов факультета. Таким образом, у художников по свету, так же, впрочем, как и у актеров с режиссерами, есть возможность — и это даже обязательно — поработать и осветителями, и монтировщиками, и ассистентами режиссера, то есть освоить театр со всех сторон. За курс они успевают выпустить самостоятельно как художники по свету по 5–7 спектаклей. Соответственно, заканчивая курс, они имеют уже приличный портфолио и могут представлять из себя что–то интересное для работодателей.

Фрагмент спектакля «Спящая красавица» У Владимира Лукасевича в прошлом был опыт преподавания (12 лет) театральной светотехники на постановочном факультете ЛГИТМиК, и даже было выпущено несколько курсов по специальности «Художник–технолог» со специализацией «Художник по свету». В конечном счете, стало понятно, что теоретически, без достойной технической базы, это, пожалуй, не имеет смысла.

— Понимаете, получилась такая неправильная вещь. Все попытки сделать некий нормальный класс на факультете и в то же время при Мариинском театре не увенчались успехом. И выходило, что люди приходили к нам учиться, мы их учили, они заканчивали вуз, получали диплом «художник по свету» и были уверены, что написанное в дипломе соответствует истине. Но это было не так, или не совсем так. Как минимум, потому, что у них не было возможности освоить профессию на практике. И получалось, что мы говорили человеку, будто он рыжий, а он на самом деле был лысым. А обманывать все–таки нехорошо. Собственно из–за этого подготовка художников по свету была остановлена, а читать просто светотехнику было уже не очень интересно.

И еще. После преподавания в Америке меня мучила зависть: почему у них можно так учиться, а у нас нет? Ведь сегодня ситуация уже давно другая, и есть возможности получить определенную техническую базу, надо только работать над этим. И мы договорились с Театральной академией открыть соответствующий курс на постановочном факультете.

— Именно по специальности «Художник по свету»?

— Здесь зарыта другая, большая и в то же время смешная проблема. Основная идея заключалась в том, что с самого первого курса это должен быть курс художников по свету. Безо всяких там специализаций, потому что это все–таки разные вещи: специализация и профессия. Но тут мы натолкнулись на кое–что интересное. Оказалось, в перечне профессий, имеющихся в нашей стране, художник по свету есть, а в списке Министерства образования — нет. То есть выходит, что профессия — вроде вот она, а кто и как должен готовить специалистов, никто не понимает. Ерунда полная.

Чтобы эта профессия появилась в вышеозначенном списке, должен существовать утвержденный Стандарт образования. Мы написали этот стандарт, но заниматься им, утверждать (из–за 8–15 выпускников в год) в министерстве, вероятно, некому.

— А что представляет собой этот Стандарт образования?

— Перечень всех предметов и знаний, которые должен освоить студент, чтобы стать профессионалом. Я пригласил для этой работы моего друга Джима Франклина, который в свое время организовывал подобный курс в университете Коннектикута (теперь одной из ведущих школ нашей профессии в США). Параллельно он целый семестр читал лекции в Театральной академии. В то же время эта тема активно обсуждалась на заседаниях и круглых столах Ассоциации художников по свету России. Ломали копья. Начиналось с глупостей: А как это должно называться? Светодизайнер или еще как–то? Но что такое светодизайнер? Я не понимаю, кто такой светодизайнер. Что такое вообще дизайн в нашем понимании? Ведь в английском языке слово «дизайнер» не соответствует же напрямую слову «художник». Это, скорее, конструктор. Хотя и это тоже не совсем верно. В конечном счете, речь идет о профессии творческой и создающей некий визуальный ряд, — значит, художник. В конце концов, вне наших споров она существует в реестре профессий. Художник по свету — это правильно.

Фрагмент спектакля «Спящая красавица» С другой стороны, как научить быть художником? Наверное, это невозможно, это, скорее, от папы с мамой. Я думаю, у нас в Академии (как и в любом другом творческом вузе) речь идет, прежде всего, о том, чтобы дать человеку ремесло. Ремесленные приемы существования в профессии. А что он с этими приемами вытворит, как реализуется, зависит от его творческого потенциала. Но профессии нужно учиться. Истории русского и зарубежного театра, истории материальной культуры, истории изобразительного искусства, философии, теории сценографии, истории русской и зарубежной литературы, перспективе, черчению, расчету театральных конструкций, живописи, рисунку, психологии и физиологии восприятия, истории театрального света и театрального костюма, компьютерному моделированию и теории пространственного решения спектакля... Да много чего еще мы включили в Стандарт образования. Длиннющий список.

— Для чего художнику по свету изучать столько гуманитарных предметов?

— Чтобы быть образованным, современным. Как вы предполагаете работать над пьесой, положим, или оперой, не зная истории, материальной культуры той эпохи, о которой идет речь в вашем спектакле? Узкое профессиональное знание, по–моему, Карл Маркс называл «профессиональный кретинизм». Ради широких знаний, конечно! Позже Джим (я в это время был на гастролях) представлял нашу программу в Мюнхене на семинаре художников по свету, где традиционно собираются монстры нашей профессии из Европы и Америки. И, со слов Джима, коллеги были слегка изумлены: программа выглядит еще более серьезной, чем та, которая есть на сегодня в Штатах. Дело в том, что по ряду причин, например в США, нет возможности обеспечить такой широкий спектр предметов. А у питерской Театральной академии в этом плане ресурс огромный. И я пошел на это умышленно, поскольку в американской школе меня сильно смущала именно ограниченность в плане знания истории, опыта мирового, европейского театра, общего кругозора. О российском театре они, пожалуй, кроме имени Станиславкого и не знают ничего. Там в университете ко мне приходили студенты и рассказывали о сумасшедших идеях, которые самостоятельно выносили. И мне пришлось прочесть лекцию о нашем соотечественнике, который работал у Далькроза в Хеллерау в 1912 году. «...Такое уже было. В четырнадцатом году Николай Зальцман все это уже делал...». Так что художник по свету — это не просто знание фонариков. Это подробное знание предмета со всех сторон.

— Какие требования вы предъявляли на вступительных экзаменах?

— Благодаря тому, что курс открыт именно при Театральной академии, у нас, как во всех творческих вузах, есть возможность в два с половиной тура устроить отбор студентов. По тому принципу, по которому хочется.

— Так по какому же?

— Хочется, чтобы студент был умный и талантливый. Первый отборочный тур проходил так. Каждый абитуриент получил репродукцию картины — классическая живопись. На основании этой картинки нужно было нарисовать план, боковой разрез — сделать якобы театральную сцену — и поставить свет. В руках только карандаш и бумага. Мне было не важно, как они умеют рисовать планировки — рисовать их будут учить потом четыре года — важно понять, во–первых, насколько человек видит пространство и, во–вторых, насколько видит свет в этом пространстве. Такую вот иезуитскую задачу я им ставил. А для второго тура нужно было либо сделать самому фотографию, либо найти вырезки из журналов с картинками, в которых свет играл свою определенную роль. И рассказать об этом. И не простейшие эффектные картинки, где, скажем, солнце восходит за лесом и виден мощный «контровой» свет, а что–то более сложное, многоплановое. Были еще пара задачек из школьной физики и черчение. Потом — собеседование, когда все педагоги кафедры расспрашивали абитуриентов о театре, литературе, музыке. Чтобы понять, насколько человек театрален и из нашей команды. Таким образом было отобрано восемь человек (хотя изначально я предполагал курс из шести). Очень надеемся, что из них выйдет толк.

— И ваши выпускники будут ставить свет в лучших театрах мира?

— Хотелось бы, конечно. Я думаю, это, прежде всего, зависит от них. Что от нас зависит на факультете, я думаю, мы сделаем. А потом — как жизнь поведет. Может быть, и не театр, кто знает. Речь идет о том, что художник по свету — это художник по свету. И свет он может ставить, где угодно: в казино ли, в театре... Освещать Казанский собор или экспозиции музеев. Это — профессия. И прикладываться она может к чему угодно. Вопрос в том, чтобы человек понимал, что он делает. Конечно, существует специализация — архитектурное освещение, театральный свет, концертный свет. Но все это — различные предметы курса. А художник по свету должен придумать, как наилучшим образом осветить то или иное. Мне, например, хотелось бы увидеть архитектурное освещение Санкт–Петербурга не таким, какое оно сегодня. Ведь Питер — потрясающая драматургическая среда. Ну не может же Петербург Достоевского освещаться так же, как Петербург Пушкина, — это же разные города! И свет, и среда в этих разных городах должны делаться иначе. Ну, хотя бы из эстетических соображений. А у нас все освещение — фонарики: было темно, стало светло — вот и весь прогресс. То же самое и с театром — проблемы одного корня. Но этот период когда–то пройдет. Надеюсь, не без нашей помощи.



Владимир Лукасевич Владимир Лукасевич родился в Одессе в 1956 году. В пятнадцать лет поступил в Ленинградский кинотехникум на специальность «Театральный художник по свету». В семнадцать лет сделал свой первый спектакль как художник по свету в Рязанском областном драматическом театре. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Ставил спектакли во многих драматических театрах России. Работал в театре им. В. Ф. Комиссаржевской с народным артистом СССР Р. С. Агамирзяном. Преподавал в ЛГИТМиК дисциплину «Художник–технолог» со специализацией «Художник по свету». С 1985 года работает в Мариинском театре в должности главного художника по свету. Преподает в Университете штата Коннектикут. Ставит свет в спектаклях, идущих не только в Санкт–Петербурге, но и на сценах оперных и балетных театров мира. На его счету более 300 спектаклей, классические и авангардные постановки: «Борис Годунов», «Щелкунчик», «Лоэнгрин», «Парсифаль», «Спящая красавица», «Самсон и Далила», «Корсар», «Жар–птица», «Петрушка», «Травиата», «Копелия», «Кармен», «Тема с вариациями», «Манон», «Сказка о царе Салтане», «Ариадна на Наксосе» и др... Оформленные им спектакли шли и идут на многих площадках мира — Сполетто Фестиваль США, Ла Скала, Опера Бордо, Королевская опера Ковент Гарден, Опера Марсель, Новая Израильская опера, Новая национальная опера в Токио. Восемь лет назад по его проекту в Мариинском театре сделана уникальная реконструкция светового оборудования софитов, и в театре появилась световая техника с полностью автоматизированным управлением. Владимир Лукасевич — один из членов правления Ассоциации художников по свету России и под эгидой этой ассоциации и Театральной академии Санкт–Петербурга проводит ежегодные семинары повышения квалификации художников по свету. А в этом году по его инициативе на постановочном факультете в Театральной академии впервые провели набор на курс «Художник по свету».



Перечень предметов 5–летнего курса обучения по специальности «Художник по свету»
Иностранный язык
Физическая культура
Отечественная история:
Мировой исторический процесс в России
История отечества
Философия:
Основы философских знаний
Философия искусства (Эстетика)
Культурология
Психология и педагогика
Русский язык и культура речи
Социология
История русской литературы
История зарубежной литературы
История зарубежной драматургии
История театра
История зарубежного театра
История русского театра
История изобразительного искусства
История зарубежного изобразительного искусства
История русского изобразительного искусства
История материальной культуры и быта
Рисунок и живопись
Театральные здания и сооружения
Организация театрального дела в России
Театральный грим и пастиж Материаловедение
Безопасность жизнедеятельности
История русской музыки и музыкального театра
История зарубежной музыки и муз. театра
История Санкт–Петербурга
Техника безопасности в театре
Сценическое оборудование (свет)
Драматургический анализ
Теория сценографии
История театрального света
Сценографическая композиция
Технология художественного оформления
Технология театрального производства
Устройство и оборудование сцены
Основы перспективы и макетирования
Расчет театральных конструкций
Технология создания сценического костюма
Технология художественно– светового оформления
История театрально– декорационного искусства
История костюма
Основы архитектуры
Черчение и начертательная геометрия
Оборудование театрального освещения
Свет и цвет
Партитура света, графика
Психология восприятия
Технология театрального освещения
Электроника
Эстетика света
Компьютерное моделирование света
Специализированное программное обеспечение
Свет в музыкальном театре
Свет в драматическом театре
Световое оформление архитектуры
Световое оформление концертных программ

Книги

Справочная книга по светотехнике

«Справочная книга по светотехнике» (3–е переработанное и дополненное издание под общей редакцией профессора Ю. Б. Айзенберга) Московский Дом света и издательство «Знак» готовят к выпуску в конце 2005 года третье издание «Справочной книги по светотехнике».
Первые два издания вышли в свет в 1983 и 1995 годах. За это время «Справочная книга по светотехнике», опубликованная тиражом 65 тысяч экземпляров, стала настольной книгой большинства специалистов и одновременно учебным пособием по многим разделам светотехники.
Новое издание отличается значительно большей полнотой материалов, представлением новейших нормативных данных, методов и средств расчета, проектирования и светового дизайна, полноцветным оформлением и печатью на высококачественной бумаге. В новом, третьем издании значительно расширены разделы «Источники света», «Пускорегулирующие устройства и системы управления освещением», пересмотрены методы расчета и проектирования на основе широкого использования компьютерной техники. В книге появились новые разделы: «Световой дизайн», «Свет и здоровье», «Энергосбережение в осветительных установках», «Подводное освещение», «История светотехники».
«Справочная книга по светотехнике» предназначена для широкого круга специалистов–светотехников, электриков, архитекторов, гигиенистов, врачей, работников охраны труда, связанных с применением естественного и искусственного освещения, разработкой и производством светотехнических изделий, проектированием, монтажом и эксплуатацией светотехнических установок.
«Справочная книга по светотехнике» будет выпущена и на CD.
Заказать «Справочную книгу по светотехнике» можно в Доме света. Его адрес:
Россия, 129626, Москва, пр. Мира, 106, оф. 346
Тел./факс: (095) 682–19–04, тел. (095) 682–26–54
E–mail: Light–house@list.ru

Баллада о свете

«Баллада о свете. Мифология электрической лампочки», Джорджио Антонелли, изд–во Editrice Compositori, Болонья, 2005 «Ей больше 120 лет, но она не выглядит на свой возраст. Сколько бы ни соперничали с ней новые источники света, она остается прекрасней всех. Вещь, неизменная в своей классической форме, пример совершенного дизайна, к которому нечего добавить и от которого нечего отнять. Во многих случаях гораздо более красивая, чем все абажуры и светильники, которыми теперь украшают и закрывают ее».
Так начинается новая, только что вышедшая книга, посвященная первому в истории широко используемому электрическому прибору. В книге более 200 иллюстраций. Текст выстроен по трем основным темам: технические аспекты внедрения лампочек, реклама и графика из многих, не публиковавшихся ранее документов и, наконец, «слова про свет» — взгляд поэтов и писателей на объект исследования.
Эта книга — многоголосая хвалебная песнь электрической лампочке на 144 страницах, в превосходной минималистской обложке, копирующей плакат работы Питера Бихренса, сделанный в 1912 году по заказу компании AEG. Книга не претендует на звание технического трактата или учебника по осветительной технике, это — «иллюстрированный атлас», читать который — одно удовольствие. Даже заглавие напоминает о свойстве света нести веселье и радость.
Текст открывают стихи русского поэта Владимира Маяковского, посвященные электрической лампочке и ее пламенному сердцу. Завершают книгу строки великого американского невролога Оливера Сакса: фрагмент автобиографической прозы о его любимых металлах — осмии, вольфраме и тантале, из которых делают нити накаливания в лампах. Между этими двумя светящимися стержнями протягиваются пять частей книги: «Миф и красота», «Эдисон и ему подобные», «Война против газа», «Мастерские света», «Наше время». В «Мастерских света» можно найти шесть биографий самых главных компаний и исчерпывающее описание бесчисленных коммерческих брэндов. Автор — не новичок в подобных публикациях. В 1995 году Lupetti опубликовало его «Знаки света», сейчас уже фактически распроданные. В сопровождении иллюстраций легко и приятно пробираться сквозь историю рекламирования электрической лампочки с небольшой долей технических подробностей и культурных экскурсов. На самом деле, треть тома — его заключительная часть — возносит очарование света на высокий пьедестал, созданный словами поэтов.
Материалы предоставлены Порталом Света
www.lightingacademy.org



Оставить отзыв в форуме ...

Узнать, где можно получить журнал, Вы сможете здесь ...



Добавить компанию в каталог :: Разместить Вашу новость на сайте :: Учетная запись :: Выход

Центр Светодизайна
18.02.2011

ЦЕНТР CВЕТОДИЗАЙНА завершил проект подсветки нового дома приёмов Президента РФ в подмосковных Горках-9

В интерьерном освещении дома приёмов применены осветительные приборы и источники света последнего поколения.
14.09.2010

Освещение фасада и ландшафтное освещение Luxury Village (Барвиха)

Концепция освещения, разработанная специалистами Центра Светодизайна для Luxury Village, имеет два уровня светового планирования: создание общего светокомпозиционного решения и комфортной визуальной среды. Светокомпозиционное решение объединят все архитектурные объекты в единое целое и имеет несколько составляющих: световые доминанты, которыми выступают мосты и площади, и фоновые элементы - фасады и мощение, первичные акценты - витрины и подсвеченные вывески, и вторичные акценты - выносные витрины и покеты, а также дополнительное освещение парковочных зон и деревьев вдоль парковок.
16.07.2010

Сосновый бор. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Ландшафтная подсветка выполнена с минимумом оборудования (декоративных фонарей), в качестве основного приёма освещения выбрана подсветка с деревьев. Применено сочетание галогенного и светодиодного света в тёплой цветовой гамме.
16.07.2010

Новахово. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Применены диммируемые галогенные и светодиодные лампы, позволяющие создать разные световые сценарии для дежурного, повседневного и праздничного режимов освещения.
16.07.2010

Дубровка. Частная усадьба. Архитектурное и ландшафтное освещение.

Современная частная архитектура требует продуманных решений и нетрадиционных приёмов освещения. Часто ключ к решению лежит во взаимодействии внутреннего и наружного освещения.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Освещение кабинета Президента РФ

Интерьерное освещение.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Конференц-зал.

Интерьерное освещение.
12.07.2010

Дом приемов Президента РФ. Переговорная в расширенном составе.

...
12.07.2010

Сочи. Олимпиада 2014.

Освещение олимпийского парка, кроме решения функциональных и архитектурно-художественных задач, носит яркий событийный характер. Динамичный таймлайн двухнедельного олимпийского марафона, расписанный буквально по минутам, непосредственно определяет с...
12.07.2010

Лазурный берег Франции

Ландшафт частного владения на средиземноморской ривьере – живописное сочетание сезонной и вечнозелёной растительности, открытой поляны и тенистого сада, каменистых дорожек и ручья с прозрачной водой.
12.07.2010

Сочи. Красная Поляна. Царский ручей.

Буквально «вертикальный» рельеф, скалы и достойная дендрария растительность, бушующий поток воды – редкостные для России, но вполне типичные для Красной поляны декорации для ландшафтной подсветки. Безусловно, сюда нужно добавить прозрачный, «бриллиан...
16.02.2011

Cоздание индивидуального светового решения для загородного дома и сада заказчика

Создание сайта: Веб-студия NT-Design